Alex Lapshin (lapshinji) wrote,
Alex Lapshin
lapshinji

Category:

Острова восходящего пива в кино




В Перестройку у журнала «Юность» был тираж больше трех миллионов экземпляров. Поэтому неудивительно, что его читала практически вся страна. Особенно сильно оттуда мне запомнились, понятное дело, «Чонкин», и еще две вещи.
Первой был рассказ «Продавец радости» (январь 1988 года), который очень уж эффектно описывал зарождавшийся тогда аудиокассетный рынок — как раз вскоре появилась легендарная «Горбушка» в парке у ДК Горбунова.
Второй был «Острова восходящего пива» (июнь 1990) — изумительные по легкости заметки о жизни в Токио. Якимайнен как автор, в целом, неровный, но вот эта вещь одна из тех, благодаря которой я полюбил Японию на всю жизнь.
Поэтому надо закрыть гештальт.






Пролистаем «Острова» на последний рассказик, "Акция «Серп и молот»" (лучше прочитать его целиком, там две странички всего):

Позвонил мой турецкий друг, актер по профессии, и спросил, не могу ли я сниматься в кино – на студии «Никкацу», оказывается, нужен человек со знанием русского языка.

И дальше уморительная история со съемок фильма.
Так вот. Я этот фильм нашел.

Пару лет назад я уже пытался его искать, но действовал по воспоминаниям и давал туманные указания на разных языках в поисковики — примерный год, описание фрагмента... это, конечно, находилось крайне плохо.
Я уж подумал, что фильм не вышел — такое бывает. Скажем, комедия оказалась слишком глупой.
А тут перечитал рассказ и понял, что Якимайнен, как настоящий журналист, дал все зацепки — фамилию режиссера, студию... Так что я прошерстил фильмографию Сюске Канеко и нашел фильмы-кандидаты. (Заодно узнал, что он снимал фильмы про Годзиллу и Гамеру и заодно и японские экранизации «Тетради смерти»).
И нужный фильм нашелся.

Русский космонавт, по сценарию бесфамильный, а в жизни, может быть, полковник Соколов, или подполковник Волобуев, или майор Колотушкин – не важно, жил себе на космической станции, летал вокруг шарика, фотографировал чего надо и не надо, питался из тюбиков.



...но вот что-то случилось. И чтобы разобраться, в чем дело, он вылезает из люка, выплывает в своем скафандре в открытый космос и видит неполадку: может, там обшивку раздуло, или задело чем, или отвалилось чего…



Следующий эпизод: ты начинаешь устранять неисправность, стучишь методично молотом по станции и в один из моментов роняешь его из рук. Ты пытаешься поймать его, делаешь движение рукой, подаешься телом, но не ту-то было… Молот медленно, но верно уходит все дальше, отдаляется в сторону нашей голубой планеты. «Он же специальный!» - сдавленно кричишь ты… с чувством…



А потом собственно само действие фильма: молот попадает в поле зрения следящей системы, по сценарию американской, срабатывает компьютер, разворачиваются события...



...а в конце, когда все, несмотря ни что завершается, опять на экране появляется наш упорный космонавт, то есть ты. Но на этот раз у тебя в руках уже не молот, а серп…
       — И, конечно, он роняет серп, - рассмеялся я, - второй советский символ!




— «Опять я напутал!» - кричит космонавт, когда он уронил серп, и видит, что тот, как и молот, улетает к земле. «Опять я напутал! Что со мной?!» Как ты думаешь, — спросил Канеко, — лучше оставить эти слова по тексту, как есть, или, может быть, что-нибудь другое придумать, что-нибудь ударное? А то я и сам чувствую, что получается не текст, а какой-то детский лепет, какая-то размазня…
       — Может быть, что-нибудь про Горбачева? – намекнул Дэвид. – Потому что многие люди знают его имя, тогда они почти и без перевода поймут, будет интересно. Понимаешь, этот космонавт что-то натворил и беспокоится…
       — «Что я скажу Горбачеву?!» — осенило меня. — Вот мировая фраза, ребята! Вот слова, которые он должен орать!
       Я перевел на английский, Дэвид – на японский.
       — Отлично! – улыбнулся Канеко. – Оставим эти слова.






На другой день ровно в час дня мы приступили к съемкам...

Выходит, ни слова не соврал! Вон он в титрах:



Фильм называется «Кого выбрать?» (Docchi ni Suru no?, どっちにするの。) и это, конечно же, романтическая комедия.



Целиком его можно посмотреть на ютубе или вконтакте, переводов к нему нету никаких.

Песня из фильма стала популярна настолько, что Михо Накаяма, певица (и исполнительница главной роли в фильме) пела ее на новогоднем шоу NHK (там была какая-то техническая заминка, и это видно)



Очень интересный момент, связанный с Японией — что «путевые заметки», которым исполнилось уже тридцать лет, относительно Японии ни капельки не устарели. Там всё так же. Впрочем, это и по «Запискам гайдзина» Смоленского можно догадаться, которые написаны на десять лет позже, и по бложеку Сэй Сенагон, которому уже ровно тысяча лет.

Еще один мучивший меня вопрос закрыл. Предыдущий был про «Солярис» Тарковского.

Всякие ежедневные мелочи в телеграме https://t.me/pohodu.
Tags: Япония, видео, кино
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments